June 3rd, 2016

Tukholma

ОБУВЬ КАК МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

Оригинал взят у kuusenkanto в ОБУВЬ КАК МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
Оригинал взят у falyosa в ОБУВЬ КАК МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
Оригинал взят у frederikshamn в ОБУВЬ КАК МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
Оригинал взят у demfront в ОБУВЬ КАК МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

На полях записок моего уважаемого френда klonik69 возникла дискуссия: как правильно — снимать или не снимать обувь при входе в дом. Я припас и свои 5 копеек для этого спора.

У этой задачи: снимать или не снимать — нет правильного решения. Оно зависит от культурной традиции. И тут самое интересное.

Есть две (если правильно считаю) группы стран, где снимать обувь обязательно. Это синтоистская Япония и мусульманские страны. Снятие /неснятие обуви здесь затрагивает глубинные традиции, завязанные на религиозное мировоззрение. Неснявший обувь вносит нечистоту в самые основы бытия хозяина дома, нанося ему глубочайшее оскорбление.

Напротив, в известных мне странах Западной Европы (например, Италии, Франции, Швейцарии, Германии, Британии, Швеции) гость обувь не снимает. Более того, знакомая немолодая швейцарка жаловалась мне на эту «странную русскую привычку» снимать обувь. В первый раз она была так потрясена, что спросила своего гостя: «Вы снимаете обувь, потому что у меня так грязно?».

Когда я ищу гостевое жилье через AIRNBN, я замечаю, что о необходимости снимать в доме обувь специально пишут хозяева из бывших советских республик, например, Литвы и Эстонии. Выскажу предположение, что в 20-е и 30-е годы такой привычки там не было, она появилась с советской оккупацией.

А как в классической России, в Москве и Петербурге? Мне сдается, что я являюсь живым свидетелем смены культурных традиций. Я рос в культурной московско-петербургской семье, но хотя мы жили в Кишиневе, у местной культурной среды были те же привычки. Так вот. В моем детстве все носили ГАЛОШИ! Галоши были всевозможных размеров, но примерно одного фасона для мужчин, для женщин и для детей. Черная сверкающая резина снаружи, красная байка внутри. Завод «Красный треугольник» в Ленинграде, производивший миллионы галош, и все такое.

Помните картину «Московская улица в 16 веке» из школьного учебника, где все шкандыбают в непролазной грязи? Эту традицию Русь пронесла сквозь века, и в 20-м веке на улицах было грязно. С 19 века галоши были естественным решением. В старые времена жильцы оставляли галоши в подъезде, рядом со швейцарской, затем — просто в прихожей.

И вот, в начале 60-х годов галоши исчезли, помнится, этот процесс занял года два. Могу предположить, что главная причина — рост благосостояния граждан и усиление чувства их индивидуальности. Обуви становилось больше, она делалась лучше, хотелось ею похвастаться, пройтись нарядным перед прохожими, а резиновая галоша все унифицировала. Долой галоши!

Галоши закончились, а вселенская грязь-то осталась! Появилась необходимость снимать обувь, раз галош больше не было. Так СССР присоединился к синтоистко-мусульманской традиции, хотя и на несравненно более легкомысленных основаниях. Поскольку же из погибшей империи разлетаются по миру ее граждане-осколки, то свои привычки они разносят с собой. Эка невидаль. Удивительно другое: эти граждане (именно те, что за снимание обуви) употребляют совершенно неистовую энергию, чтобы отстаивать свою правду с пеной у рта. Я подозреваю, что обувная проблема стала заместителем религиозной картины мира, создавая ее профаническую версию.





Tukholma

9 секретов еврейской кухни

Оригинал взят у artur_s в 9 секретов еврейской кухни


Хумусные войны, загадочный локс, испанская свинина, и многое другое — сквозь смалец к правде

Добро пожаловать в мир еврейской кулинарии.
Он гораздо сложнее и разнообразнее, чем принято думать, и совершенно точно не ограничивается одними закусками, соленьями-вареньями и мясными деликатесами.
За более чем 3000 лет еврейский народ — который то рассеивался по миру, то собирался вместе — прекрасно приспособил кулинарные традиции земель, на которых жил, к кашруту, иудейским праздникам и ритуалам.


На протяжении веков кухня для евреев была не просто частью их культуры — она помогала отличаться от других народов. Были в этом и светлые моменты (чего только стоят клецки из мацы), и трагические (в XIII веке иудея в Испании могли запросто сжечь на столбе за то, что он отказался съесть блюдо из свинины).

Сегодня огромное количество евреев не соблюдает кашрут, а их кулинарный мир уже давно вышел за пределы иудейских кварталов. Шеф-повара изучают влияния этой кухни — со времен средневековой Испании до эпохи современного Иерусалима.

Так уж сложилось, что о еврейских закусках обычно говорят много (и при этом каждый мнит себя экспертом), а знают мало. Чтобы заблуждений в этой теме было как можно меньше, давайте раскроем 9 секретов израильской кухни — факты, которые долгое время по разным причинам замалчивались.

1. Вы не знаете, что такое локс



Локс — это соленый лосось. Соленый, а не копченый или вяленый. Раньше от тушки лосося (на идише эта рыба называется «лакс», от немецкого «ла(я)кс») отрезали жирное брюшко, клали филе в бочку с солью и держали, пока рыба не просолится полностью. Затем филе тоненько нарезали и подавали эту лососевую стружку — конечно же, холодной.
Граавилохи — скандинавский вариант этого блюда — делается из рыбного филе, которое готовится в сухом маринаде из смеси укропа, перца и можжевельника с парой капель традиционного алкогольного напитка аквавит. Блюдо вкусное, но не еврейское.
Лосось по-новошотландски («нова») после засола подвергается дополнительной обработке по методу холодного копчения. Благодаря немного соленому и немного копченому привкусу, а также более плотной текстуре, из рыбы «нова» хорошо делать бутерброды (если их можно так назвать) на бейгле (еврейском бублике из дрожжевого теста) — и именно поэтому его часто путают с локсом.
И, наконец, есть еще и обычный копченый лосось, который солят, а затем коптят при высокой температуре, пока рыба не станет достаточно плотной и хорошо прокопченной. Для закуски — самое то, но для бейгла не очень.

2. Оригинальные еврейские блюда — не те, что вы думаете



Когда огромная волна еврейских эмигрантов из Восточной Европы хлынула на американский берег, существовавшая там до этого еврейская кухня была практически стерта с лица земли.

Большая часть самых первых еврейских переселенцев в США приехала из Испании и Португалии — это были сефарды, чья кухня включала в себя множество ингредиентов средиземноморской кухни. Так, первые евреи Нью-Йорка, которые осели в Нижнем Манэттене в 1654 году, были из города Ресифи в Бразилии.

Но потом в США прибыли целые судна с ашкеназами, говорившими на идише, из холодных (по сравнению с той же Бразилией) европейских стран. Они заполнили улицы Манхэттена своими локсами, бейглами, пастромой, соленьями в кислом маринаде, солониной и изделиями из ржаной муки. Достаточно быстро ашкеназы ставили править бал, и еврейская кухня стала ассоциироваться с чем-то очень калорийным, жирным и соленым.

Если вы знаете ее лишь в таком свете, то вы многое потеряли. За 3000 лет изгнания и скитаний еврейский народ сумел адаптировать блюда разных стран, от Сирии и Швеции до Эль-Сальвадора, и сотворить множество вкусных блюд, которые заставят вас напрочь забыть о смальце (который вы, наверняка, считаете чуть ли не символом еврейского стола).

В Израиле — где проживает гораздо больше евреев из арабских земель, чем из Штатов — на столе гораздо чаще можно увидеть хильбе (приправу из фенугрека), чем ту же селедку. В частности, в список возрожденных сефардских блюд, которые сейчас покоряют Нью-Йорк и Лондон, также вошел густой соленый марокканский суп харира. В сефардской кухне больше трав, приправ, оливкового масла и меньше куриного жира и масла. А вот маца — традиционный пресный хлеб на Песах — почти совершенно безвкусная в любом из еврейских кулинарных течений.

3. Хумус — не еврейское блюдо. Но разрекламировали его евреи.



На протяжении веков хумус спокойно себе «жил» на арабском Среднем Востоке как банальная закуска, не более. Но однажды в 1986 году Зохар Норман, таксист-израильтянин, тогда живший в Квинсе, решил продавать хумус израильтянам, которые оказались в США и ужасно скучали по исторической родине. Напродавал он на 1 миллион долларов. В 2002 году его бизнес приобрел раввин Иегуда Перл, который в свою очередь продал марку израильской компании Strauss Group, через время влившейся в PepsiCo. Всего за 10 лет популярность хумуса достигла невероятных высот — в год покупатели отдавали за эту нутовую пасту 1 миллиард долларов, и сейчас на долю хумусной марки Sabra приходится 60% американского рынка.

Collapse )